Дейдара-Ака-Феникс
Искусство - это пылкий момент запечетлённый в спокойном сознании! Искусство - это ВЗРЫВ!
Автор: Дейдара-Ака-Феникс
Бета: Я и всеми обожаемый Ворд.
Название: Хроники Средневековья, 16 часть
Дисклеймар: Все права принадлежат разработчикам игры и Кишимото.
Жанр: яойный средневековый роман, фентази, юмор, приключения.
Рейтинг: NC-17
Размещение: Запрещено, только с моего личного разрешения.
Статус: дурная эпичность.
От автора: Комментим, дорогие мои! А то фигу вам, а не проду.


Дейдара.

По затихшим воинственным воплям можно было смело сказать, что наша делегация, посланная вперёд, давно расквиталась с местным обслуживающим персоналом и от нечего делать заскучала. Хидан со скучающей мордой, что-то страстно нашептывал свой косе, видимо это были какие молитвы великому Джашину вперемешку с фанатичными: «Моя прелесть!» Итачи с видом наркомана под кайфом в депрессии ковырял в стене дырку. Когда мы поднялись к ним, оба заметно встрепенулись.
- Убью, убью, убью… - яростно бормотал Сасори.
- Сам виноват! – бросил я, смущённо сунув руки в карманы изрядно подранных брюк.
- Я?! – Мастер даже взвизгнул от бешенства, вцепляясь в мои плечи тонкими цепкими пальцами. – Да в чём я-то виноват?!
- А нефиг было так эротично стонать! – чувствуя, что краснею, буркнул я.
- Э? А чё случилось то? – вмешался Хидан. – Разве не ваши выразительны стоны мы слушали пять минут назад?
Мы подавленно заткнулись и отвернулись друг от друга. Ситуация, в которую мы так некстати вляпались, была далека от романтической и скорее вызывала приступ гомерического хохота. Распространяться о ней было бы менее чем забавно.
- Только не говорите что у вас…опять??? – иронично воскликнул Хидан.
- Что значит опять?! Ты сомневаешься в моём профессионализме?! – взъелибенился я.
- Тогда с чего такая депрессия и буйные порывы? – проявил интерес Итачи. Может это мне показалось, но такую злобненькую морду я видел только у торговца овощами, который торговал на площади Имперского города тухлой редькой. Тогда ему, помниться, удалось втюхать одной слеповатой ведьме всю партию пропавшей ботвы. Не знаю, что там наколдовала взбесившаяся старушка, но у него до сих пор какие-то проблемы с местными домашними любимцами. То хомячок взбесится и чуть ли не до смерти загрызёт, то стая собак залижет до потери пульса.
Мы переглянулись и ответили гробовым молчанием. Напряжение носилось в воздухе с такой частотой, что любой резонансный чистомер свихнулся бы, пытаясь её измерить. Виноват был я. Я просто не выдержал переполнявшей меня любви. Не устоял перед искушающим телом.
- Чего расселись?! Не в санатории! Тапки в зубы и марш на подвиги! – рассерженно рявкнул Сасори.
Малость прифигевшие от такого наезда на их несформировавшиеся хрупкие детские личности, Хидан и Итачи послушно стали подниматься выше по лестнице, бросая на канцлера недовольные взгляды. Я быстро положил ему руку на плечо и шепотом спросил:
- Мастер…сильно болит?
Тот вздрогнул, покраснел до кончиков ушей и ощетинившись зашипел:
- Не подходи ко мне! Ты коварный искуситель, и жестокий насильник, мальчишка!
Едва заметно прихрамывая, он поспешно взлетел вверх по лестнице. Я виновато посмотрел ему в след. Не уже ли был слишком несдержан?

Сасори.

Я задыхался от нехватки кислорода и бушующего непонимания в моей собственной груди. То что произошло между нами было низко, пошло, грубо…и безумно меня возбуждало. От одного воспоминания его крепких рук тело жарко загорается похотливым огнём. Я не понимаю. Как это могло мне понравиться? Это же было больно, совсем не ласково. Я сам себя не мог понять, не мог обуздать терзавших меня желаний. Что-то о понятии удовольствия на долго сбилось в моей голове.
Я невольно вспомнил собственные несдержанные стоны, умолявшие о продолжении сладкой пытки. Тихий невнятный шёпот моего мальчишки мне на ухо, его горячее живое дыхание, трепетавшее от быстрых резких движений. Чёртов Дейдара!
Гневно выдохнув, я топнул ногой. Блуждая в океане собственной страсти, я даже не мог понять от куда взялся этот гнев. С чего же я начал так беситься? Сложно признать, но мне всё это нравилось. Это умоляющее: «Прости, не могу больше…». Его жесткие, грубые движения, не дававшие даже ничтожного шанса пойти против его воли. Это и есть твоё искусство, Дейдара? Твоя взрывная волна, не оставляющая никаких сомнений.
Какой я кукловод после этого? Я так легко отдался тебе, позволил обращаться со мной, как вздумается, как последняя кукла. И чёрт возьми…это было прекрасно.
Я взглянул на него через плечо. Мне снова хочется к нему в объятия. Длинные белые волосы слипались от горячего жара его распылённой кожи. Казалось, я даже от сюда чувствую исходящий от неё жар. Нежно покрасневшие от недавнего возбуждения щеки, красиво выделялись на бледном личике. Голубые глаза потухли, виновато уставившись в бесконечные ступеньки. Такой растрёпанный, пристыженный собственным бесстыдством мальчишка.
Притормозив, я поймал его за привычно забинтованную ладонь. Дейдара вздрогнул от прикосновения. Дождавшись, когда он вскинет на меня свои глаза, я извиняюще прильнул к его лицу, с наслаждением посасывая податливые губы. Он растерянно глотнул воздух, но тут же издал невесомый стон вперемешку с беспомощным удовольствием. Голубые сапфиры блаженно прикрылись, пожирая меня бездной завораживающий неги.
Боль пониже спины утихла превратившись в сладкое томление. Поддавшись искушению я прильнул к его крепкому телу, отдаваясь поцелую. Мои пальцы скользнули ему в волосы, иногда жадно царапая кожу. Когда его ладони обвили мою талию, предательски нежно и крепко, я с трудом сдержал довольно урчание. Теперь-то я знаю, сколько силы и ярости может быть в этих руках, сколько несдержанной страсти может обрушиться на мою многострадальную…жизнь.

Дейдара.

Снова я сбит с толку. Мой Мастер опять взялся за нити и играет со мной, словно с послушной куклой. Мир замирает, когда он касается меня. Словно и не было никакого мира. Были только глубокие карминовые глаза и этот аромат.
- Эй! Любовнички! Если мы через каждые два шага будем тормозить, чтобы лицезреть ваши брачные игры, то будем ещё год по этой лестнице шлёпать! – рявкнул Хидан. – Во имя Джашина, я не хочу помереть в этом оскверненном месте!
- Завидуешь? – едко фыркнул Сасори, нарочно прижимаясь к моей груди и обхватывая ладонями мой крепкий зад.
- Мастер! – прохрипел я, пытаясь оторвать разгоряченного кукловода. Но не тут-то было. Он вцепился в меня, как клещ. – Сасори! Хм!
- Чем ты не доволен, мальчишка? – холодно поинтересовался тот, продолжая мять мою заднюю часть, собственнически прижимая к себе.
Нахмурившись, Хидан рывком схватил меня за шкирку и вырвал из его объятий. Пролетев пол метра я благополучно плюхнулся на ступеньки и уже от туда яростно прожёг Хидана взбешённым взглядом. Лицо Мастера угрожающе потемнело, как темнеет небо перед неизбежной грозой.
- Нарываешься? – тихо и серьёзно поинтересовался Сасори.
Мне резко сдавило виски. Казалось, сам воздух стал невыносимо тяжёлым и давил на затылок всей своей массой. Итачи и Хидан непонимающе заозирались. Один я знал, в чём дело. Воздух пропитывали сотни миллиардов невидимых нитей Сасори. Такая магия чрезвычайно редкая и сложная. У всех сильных магов вырабатывает свой собственный неповторимый стиль. Конечно, можно учить и чужие стили. Но свой, индивидуальный для каждого мага элемент остаётся как основной, отражающий натуру.
Я поспешно забегал вокруг них. Если они тут ещё и бойню устроят, то наши приключения завершаться весьма скучно. А я не хочу быть погребённым под кучей обломков! Как закончатся мои героические мемуары? Я ещё слишком молод чтобы умирать!
Начав паниковать, я даже не заметил как проорал это вслух. Внезапно своды дрогнули. Мы все на мгновение замерли, как испуганные суслики прислушиваясь и вращая глазами. Грохот повторился и нас сильно тряхнуло. Посыпались щепки и штукатурка. Угрожающий треск оповестил на о неутешительном скором будущем и непрочности сие конструкции.
- Чего вы застыли, лохи?! Рвём когти, пока нас тут не раздавило, да! – заорал я и первым дал дёру вверх по лестнице.
Ничего не придаёт столько сил и энтузиазма бежать вперёд и жить, чем рушащиеся за спиной стены и пол. Мы неслись по шатающийся лестнице, перепрыгивая через две три ступени. Причём когда Хидан прыгал, то за каждую ступеньку было три этажа мата.
- Дверь! Я вижу эту еб..ную дверь! – радостно заорал он и обгоняя всех красивым пируэтом вписался в должно быть крепко запертые деревянные створки. Но разве может какая-то сопливая дверь сдержать ревущего от счастья Хидана? Да никогда!
И влетели в открывшийся проход и тут же покатились вниз по крутой лестнице. Сберегая кости, я приземлился на только что приземлившегося и попытавшегося встать Хидана. Дальше всё как в американских мультиках. За одним исключением. Смешного, ну ничего не было! По затылку мне огрела пятка моего Господина. А в довершении ещё и утроился вес, что говорило о успешном приземлении Итачи.
- Слезьте, козлы! – сдавленно прошипел Хидан, оказавшийся в основании пирамиды. – А лучше на диету сядьте!
- Не жалуйся! Мне тоже досталось, да. – охнул я, когда Мастер неосторожно попытался встать и наступил мне на волосы. – Сасори-но-Данна! Не на асфальте в классики играете! Аккуратнее! Я не хочу быть покалеченным, да ещё и лысым!
- Малыша помяли? – гаденько ухмыльнулся Итачи.
- Щас я тебя помну.. Хидан!
- Ок, НАВАЛИСЬ!!!
- Эй…ЭЙ!!! Вы что творите, неверные?!
Сасори устало покосился на свершение нашего возмездия и огляделся. Нашу весёлую компашку занесло в огромный каменный зал. Он был куда выше и грандиознее предыдущего. Архитектор этого места вероятнее всего считал чем больше, тем круче. Массивные каменные своды с приличную пятиэтажку, а то и выше. На потолке огромная картина на которой отвратительная, но зато голая и грудастая гарпия с чьей-то отрубленной головой, с которой капала ручьями кровь. Стены украшали гобелены устрашающих существ. Зал разделялся на две части. Одна из которых находился за массивными вратами метром пять в высоту, которую отгоражал здоровенный забор. То же мне, догадались забор поставить. Ту же половину, а точнее четверть, на которой находились мы, украшали статуи уродливых драконом и волков. Все подстроено под то, что бы чувствовать себя маленьким и ничтожным, забить несчастную личность крутизной и мрачностью размеров.
- Дей-кун, ты это чувствуешь? – иронично поинтересовался Сасори.
- Безвкусицей на километр воняет! – кивнул я.
- И псиной. – кивнул Мастер.
Внезапно оживился Хидан и подёргав меня за рукав кивнул куда то в сторону:
- Глянь-ка! Бои нудистов!
Мы уставились в указанном управлении. Нам представилась картинка из серии «Фильмы ужасов без звука» Причём когда фильм плохой, то туда вставляют как можно больше голых девиц. Правда тут бабами с бюстом и не пахло. Двое синих, абсолютно голых мужиков в полной тишине дубасили друг друга с парадоксальным рвением. Заметив, что на них с любопытством пялятся четыре пары любопытных глаз мрачные парни медленно развернулись к нам. Видимо друг другу они уже приелись, а мы как бы свеженькие, да ещё и явно посторонние.
- А можно я их…в капусту?! А? – с надеждой спросил Хидан.
Мы переглянулись и в один голос дали своё согласие. С громким боевым воплем: «Ура, мясо!» Размахивая косой, фанатик понёсся на мужиков. Мы с затаением ждали столкновения двух сторон. Нудисты, увидав орущего психа с косой, многозначительно переглянулись, понимающе кивнули…и развернувшись дали дёру!
- Куда?! Стоять! – пустился в погоню Хидана разочарованный беготнёй. – Дайте мне вас разрубить на салат для Джашина!
- Нда. Геройство тут явно не в части. – задумчиво пробормотал я.
- Забудь о них. Лучше подумай, как открыть эту дверь! – Сасори ткнул пальцем в проход.
Я ухмыльнулся и насвистывая раздолбайскую песенку подошёл к деревянной перегородки с железными скобами. Прилепив пару кусочков глины к опорным точкам, так чтобы сама развалилась, я отошёл в сторону.
- Дамы и господа! Прошу вас пройти с следующий зал нашей экскурсии! КАЦ!
Прогремел взрыв. Гулкий громовой звук рассёк эхом всё пространство. Двери накренились и с диким лязгом грохнулись на каменные плиты. Голые психи, всё так же, молча и слажено, нырнули в открывшийся проход и скрылись в лабиринте. Хидан извергая проклятия им в след, запыхавшись опёрся о свою косу.
Я сочувственно хлопнул его по плечу:
- Что? Учесала твоя золотая рыбка? Не горюй. Поймаем, да.
Рано мы обрадовались. За забором оказался высокая и запутанная сеть лабиринта. Голые серые стены ничуть не отличавшиеся друг от друга. Проплутав по каменным джунглям с полчаса мы поняли, что окончательно заблудились. Я замучено взвыл:
- Да какого хрена? То лестницы до небес, теперь вот ещё этот лабиринт! А дальше что?! Египетские пирамиды?! Хрень Хиопса?!
Внезапно за углом послышался чавкающий звук. Мы испуганно выглянули из-за угла. Облокотившись на стену там стоял огромный в человеческий рост мохнатый чёрный волк и с аппетитом обгладывал чью-то кость. Что-то мне подсказывало, что кость была не говяжья. Мы быстренько собрали срочное секретное собрание.
- Я же говорил – псиной воняет! – торжественно заявил Сасори.
- Слушаю ваши предложения. – торопливо и тихо произнёс я.
- На мясо. – отрезал Хидан.
- Ещё предложения?
- А может допросить? – задумался Мастер.
- И на мясо!
- Нет, давайте лучше загримируем Итачи под иностранную принцессу и выдадим за него замуж! Оборотни всё равно фигово разбираются в людях! А Итачи от бабы вообще не отличить! – загорелся я.
- А потом на мясо! – не унимался Хидан.
- Ты на себя погляди, блонди! С твоими очаровательными локонами ты дашь мне форы. – обиделся Итачи. – Нет уж! Лучше пусть пойдёшь ты!
- Ну а потом можно на мясо?!
Мы мрачно уставились на ёрзавшего от нетерпенья Хидана. Переглянувшись взглядами хорошо понимавших друг друга акул, эти твари вытолкали меня.
С секунду мы с волком удивлённо переглядывались. Он удивился, не ожидая увидеть меня, а я до сих пор удивлялся, зачем вообще вышел? Тот принюхался, с подозрением тараща на меня красные налитые кровью и звериной осторожностью глаза.
- Эй! Бобик? Подь сюды! Разговор есть, да! – неуверенно подозвал я.
- За Бобика по смазливой мордашке получишь. – недовольно заявил тот, щёлкнув пастью с ослепительно белыми зубами рыкнул. – Чего тебе, пахнущий лесом?
Я невольно поморщился. Не люблю, когда меня обзывают всякими там имязаменителями типа: «Эй, женщина с морковкой!». Однако дипломатический процесс протекал стабильно без всплесков агрессии и желания вцепиться мне в горло.
- У тебя там как с пищевым рационом? Ммм?
- Не волнуйся, травой не питаюсь. – кисло отозвался волк.
- Я тебе не по зубам. А будешь хамить мне, псина блохастая, я из тебя коврик для ног сделаю. – сухо отозвался я. - Уж поверь, меч на поясе у меня не для красоты висит, а что бы такую колбасу, как ты рубить. Я имел в виду, насколько часто тут шастает добыча. Да.
Оборотень с любопытством посмотрел на меня. Гулко топая тяжёлыми лапами, отработанной походкой пляжного качка, поигрывая мускулатурой, он подошёл ко мне и дыхнул в лицо.
- А ты точно не самка?
Я недовольно поморщился. Что я ему, принцесса что ль какая, что бы от страха падать в обмороки? Впечатление пытается произвести, самодовольная скотина.
- Пасть захлопни, и не дыши на меня, хм.
- Заманчиво пахнешь! – рыкнул Оборотень и внезапно что-то учуяв, обнюхал мне руку, спускаясь к запястью.
Когда его нос наткнулся на кольцо, втюханное мне Итачи, волк вдруг заскулил, выгнул сильную спину, прижал длинный уши, и спустившись передо мной на все четыре лапы стал жалобно вылизывать мне руки. Серый хвост беспорядочно подметал пол, а огромная морда с клыками тыкалась мне под руку. Поражённый эффектом я ошарашено погладил по вытянутой морде.
- А как же мясо??? – страдальчески взвыл Хидан.