15:49 

Две стороны одной монеты.

Дейдара-Ака-Феникс
Искусство - это пылкий момент запечетлённый в спокойном сознании! Искусство - это ВЗРЫВ!
Название: Две стороны одной монеты.
Автор: Дейдара-Ака-Феникс
Бета: Повесилась.
Рейтинг: R, а иногда и совсем не R...
Пейринг: Сасори\Дейдара
Жанр: яой, педофилия.
Предупреждение: Особо чувствительным людям, помешанным на морали, лучше не читать.
Примечание: Поскольку я немного отступил от основного сюжета Кисимото-самы, то прошу мебелью, отравленными иглами, кунаями, сюрикенами и тапками в меня не кидать. Кому не нравиться яой не читайте и идите отсюда. Я вас тут насилком не заставляю.
Статус: Закончено.
Размещение: Стащили на другой сайт, чтоб известили меня! Убью.


1.

- Сасори!
Ни капли внимания.
- Сасори! - вновь позвал напарника Орочимару. - Ты меня слышишь?
Но рыжий кукловод вновь его проигнорировал. Змеиный сёнин с любопытством посмотрел на объект внимания обычно равнодушного Акатсуно.
Одинокий ребенок, сидящий у края пруда с недвижимой гладью воды, склонился над ней и смотрел на своё отражение. Вот уже третий день они в Деревни Камня. Поиски нечем ещё не окупились, и приходилось выжидать. Орочимару заскучал. Именно это заставило его посмотреть в сторону объекта пристального внимания Сасори.
Худенький, светловолосый мальчик лет девяти с большими, цвета весеннего ненастья глазами. Острые лопатки торчат из спины, точно маленькие крылья. Золотистые локоны скрывали часть очаровательного личика. Скучающая грустная мордашка, стройная фигурка...
- А у тебя неплохой вкус, Сасори... Он просто ангелочек, спустившийся с небес! - ухмыльнулся Орочимару и, поймав какого-то пацаненка за ухо спросил: - Эй, а это кто?
- Пустите!...
Орочимару старательно выкручивал ухо.
- Ай! Дейдара это! Помешанный...на своём...искусстве...Этот придурок академию подорвал!!! - с ненавистью прошипел паренёк. - И эти его рты на руках...Пустите!
- Отпусти его!
Орочимару удивленно посмотрел в сторону того самого мальчика. Маленький, хрупкий и абсолютно бесстрашный. Он хмуро смотрел на сёнина:
- Вы не из нашей деревни! Убирайтесь от сюда!
- Заступаешься? - Орочимару хмыкнул. - А что тебе за дело? Он, как и всё, ненавидят тебя.
В голубых глазах просквозила давняя боль. Но с несвойственной детям усмешкой он сказал:
- Да какое мне до них дело! Я просто использую на тебе моё искусство! Ммм! - мальчик потянулся к сумочке, что висела у него на бедре.
Внезапно он почувствовал, что за его спиной кто-то есть. Дейдара резко обернулся. Перед ним стоял Сасори. Его черный плаш резко концентрировал с цветущей сакурой, что бушевала по всей деревни. От этого человека веяло странной печальной силой. И мальчик вздрогнул перед ним. Внимательный взгляд карих глаз...и Дейдара в гипнотической ловушке. Мальчик никак не мог понять, что чувствует...страх?...восхищение?...надежду?...
- Ксо! - нет, нельзя расслабляться!
И Дейдара сделал стремительное движение. Но его тонкое запястье перехвотила изящная ладонь кукловода. Мягким, но твёрдым движением Акатсуно притянул ребёнка и сделал то, от чего даже у Орочимару челюсть покатилась по земле. Когда Дейдара оказался в зоне досягаемости он легко прикоснулся к нему губами. Яростная голубизна детских глаз будто взорвалась и померкла...Мальчик беспомощно осел на землю. Сасори бережно подхватил его на руки и коротко скомадовал Орочимару:
- Уходим.
Быстрой тенью они скрылись от глаз.
- Ты рехнулся? - поднял брови Орочимару. - Нафига тебе этот ребёнок? И что ты с ним сделал? Что-то я не видел такой ...интересной техники...
- Ничего. Просто на моих губах снотворный яд. - пояснил Акатсуно.
- Что?! - у Орочимару задёргался глаз. - Он ещё жив что ли? Меняю вопрос. Нафига тебе живой ребёнок?!
- Не твоё дело. - Сасори взглянул на свою драгоценную ношу.
Мальчик спал. Его личико было умиротворенным, и до безумия милым, но чего-то не хватало. Чего-то, что было в его глазах, когда он был в сознании. Акатсуно хотел увидеть это ещё раз. Безумие голубых дерзких глаз...

2.

Темно…Душно…Дейдара попытался двинуться, но помещение оказалось слишком маленьким, что бы хотя бы повернуться. Тесно, темно, как в клетке. Невыносимо для вольной души. Внезапно чей-то знакомый голос произнёс:
- Очнулся?...
- Вы?!
- Да. - просто ответил ему гений марионеток. – Голова не болит?
- Нет… - удивленно смотря на красивого Сасори, ответил Дейдара. Под любопытным детским взглядом тот ощутил себя экспонатом в музеи искусств. – Выпустите меня, а? Зачем я вам?
- Хм… - Сасори смерил его высокомерным холодным взглядом, мол только такой идиот как ты, не может этого понять. Но кукловод и сам не знал этого.
До Дейдары, тем временем долетели некоторые факты недавнего знакомства, и он смущенно сказал:
- Вы меня…поцеловали! Ммм!
- Это что бы ты…
Марионетку тряхнуло, и мальчик уткнулся носом в грудь марионеточнику. Сасори раздражённо фыркнул и перехватив мальчишку поудобнее сделал изящное движение рукой. Кто-то снаружи крикнул…
- Где мы? Ммм? – мальчик не ослушался властных движений.
Сасори это понравилось и он наградил того ответом:
- Мы в марионетке.
Снова тряхнуло, но на этот раз куда мощнее. Маленький Дейдара вцепился в кукловода.
- Не бойся. Хируко – отличная защита. Они не навредят нам. Говорят,ты подорвал академию?
- Да…
- Зачем?
_ Да достала уже! Всё им не так! – мальчик надул губы, так по детски упрямо…но совсем не с ребячьим оскалом.
Сасори вздохнул:
- Теперь ты принадлежишь мне, мальчик. Я научу тебя…как пользоваться твоим…хм…сомнительным искусством…
- Оно не сомнительное! Ммм!
- Да уж…если взрывы вообще можно назвать искусством…
- Хмм??? Вы усомнились в моём искусстве??? – разгневанный ребёнок потянулся за глиной.
Гений песков властно и грубо рванул его на себя и столкнулся губами. Часть снотворного он уже использовал и одного прикосновения уже не хватало. Но мальчишка сам себя сгубил. Он доверчиво и робко ответил на это подобие поцелуя, превращая его в наслаждение. Мастер замер. Маленький язычок нежно и доверчиво касался его собственово. Хороший мальчик. Маленький дьявол с ангельскими крылышками.
- Не увлекайся… - стараясь перебить смущение, перебил его Сасори.
_ Господин… - умоляющие ясные детские голубые глаза стремительно закрывались, погружаясь в спасительный сон.
- Спи. - Сасори облизал губы. - Ночь ещё не кончилась…

3.

Солнце. Яркое, незабвенное. Даже оно не вечно. Родители Дейдары давно погибли. Улучшенный геном клана Тцукури сделал его изгоем среди жителей деревни. Страх. Злоба. И вечное гонение. Одаренный мальчик остался в одиночестве бороться за свою жизнь. Ему ничего не оставалась, как спасаться искусством. Сжигая всё: злость, неновисть...Дейдара потерял всё. Дом. Семью. Друзей. Себя.
Он снова видит этот страшный сон.
*Дом в огне. Нечем дышать, кругом слишком много дыма. Мама лихорадочно лепит маленьких изящных птиц из глины, ртами на ладонях. Яркие вспышки бьют по чёрным теням мелькающим в пелене гари.
- Беги, Дейдара! Живи! Спасайся, умоляю! - плачет женщина, обнимая сына.
- Мама!
- Беги! Ты должен жить!!! - мать гонит его, насильно выталкивает из горящего дома и захлопывает дверь перед носом.
_МАМА!!! - мальчик плачет, бьет в отчаянье кулачками в запертую дверь.
Громкий взрыв и тишина... Лишь ревущее пламя. Дейдара всё понял. Он остался один. Во всём мире."
- Мама, папа...
Тихий отчаянный плач наполнил комнату звенящей тоской. Беззвучно всхлипывая, маленький Дейдара содрогался всем хрупким тельцем. От боли, что жила глубоко внутри. Словно кровоточащая рана она каждый день тревожно ныла и не давала покоя.
Внезапно чья-то ладонь коснулась его головы и провела по волосам.
- Не плачь, Дейдара. - тихо сказал кукловод.
- Нет! Кто вы?! Отвечайте немедленно! - мальчик увернулся и прижался к стене спинкой. Слезы горным хрусталём текли по его детскому личику. Неожиданно до мальчика дошёл странный факт. На его тонком теле полностью отсутствовала одежда. Лишь тонкая простыня прикрывала наготу.
- Вы... - глаза загорелись злобой. - Вы меня раздели! Вы извращенец! Ммм! - Дейдара пытался прикрыться сильнее, но простыня не позволяла укрыться целиком от насмешливых карих глаз.
- Зато теперь ты чистый. Моё имя Сасори Акатсуно. Я член организации "Красной луны". - кукловод, не отрывая от ребёнка глаз, опустился на колени и приблизился к скулящему Дейдаре, отрезал руками пути к отступлению, поставив их к стене.
Мальчик дрожал и плакал от беспомощности. Сасори был слишком близко. Новое ощущение пугало маленького Дейдару.
- Выпустите меня! Ммм!
Марионеточник склонился к мальчику и хрипло прошептал ему на ушко.
- Боишься?
Дейдара отвел заплаканные глаза, давясь слезами, яростно дрожа от странного дыхания обжигающего шею. Он боялся. До дрожи в коленках боялся этого шиноби. От Сасори веяло непоколебимой властью. Это пугало. Манило. Будоражило и будило интерес. Детский мозг просто не мог уместить столько непонятного. Но слишком гордый был маленький подрывник, чтобы до конца оддасться этой власти.
- Нет... Я вас не боюсь! - срываясь, крикнул ребенок, вскидывая глаза. - Убейте меня, если хотите! Мне плевать! Да!
- Отлично...Я не ошибся в тебе... - оскалился Сасори жадно ловя прожигающий взгляд.
Он склонился и ловил губами каждый горячий вздох ребёнка, не касаясь его. А затем легонько чмокнул Дейдару в лоб, приводя его в замешательство.
- Не паникуй. Я не враг тебе. Я научу тебя всему, что сам знаю. Ты как нераскрывшийся бутон прекрасного и редкого цветка... Если за тобой не ухаживать, ты не раскроешься... А я хочу увидеть всю твою красоту... - как можно мягче произнес Сасори.
Дейдара замер и тихо спросил: Зачем вам это? Ммм? Вам нет от этого выгоды...
- Ты весьма одарен природой, Дейдара. Таких мало. Обычных дурачков пруд пруди, а истинных шиноби Единцы... - говорил он.
- Хм... Вдалбливаете мне, что я особенный??? Я вам не верю! Я не наивная девчонка! м! - ухмыльнулся сквозь страх Дейдара.
- Ты наглый, Дейдара... - Сасори не сдержался и взял в свои ладони его личико.
- Ну что?! - его щёчки смущенно покраснели. А глаза горели вызовом.
- Бака. Ты ещё совсем ребёнок. Я открою тебе одну маленькую истину. Ты уже дал согласие учиться у меня... Считай, что заключил контракт.
- Что?! Я ничего не подписывал! м!
- Ты ответил на мой поцелуй.
- Ну и что?...
- Ты подчинился мне. Это и было главное условие. - и уже в третий раз поцеловал мальчика в губы. Но на этот раз жадно...как свою собственность.
Дейдара замычал. От нахлынувших эмоций из глаз хлынули слёзы. Сегодня ему дали ласки больше, чем за последние лет пять.
- Не делайте так! Это подло! Плохо! Да! - рыдал ребёнок уткнувшись Сасори в грудь, который с улыбкой поцеловал его в затылок. - Пусти-тее...

4.

Дейдара уже почти не плакал, когда в комнату сунулась любопытная змеинная морда.
- Ого! Сасори, а ты реально педофил! Уже раздел его? Ну что ж...тебе можно только позавидовать! Такой лакомый кусочек... - Орочимару хитро ухмыльнулся.
- Урок первый. - не оборачиваясь и продолжая гладить обнажённые плечики сказал кукловод. - Если тебе кто-то нахамил...вырви ему язык!
В то же мгновение отравленные смертоносным ядом кунаи и сюрикены безжалостно пригвоздили Орочимару к стене. Быстрой молнией блеснула, катана и распяла вылезший было на свободу язык.
- Фёрт! Фафори! А нормально фказать не фудьба??? - яростно прошипел змеиный сёнин.
- А когда ты так понимал? - холодно поинтересовался Сасори. - Пшёл вон.
- А почему он не умер? М? - неожиданно возмутился Дейдара.
Повисла пауза.
- Ну...гадюки вообще живучие. - немного задумчиво произнёс кукловод.
- Фафори! Мофет хватит???
Марионеточник смилостивился и убрал оружие нитями чакры, предупредив:
- Я делаю это только для того, чтобы ты поскорее убрался. Оставь нас одних.
- Знаешь, Сасори-кун...ты стал убивать меня чаще, чем это позволяет обычная вежливость!

* * *

Дейдара искренне старался. Он как мог балансировал на тонком бруске. Но вот он срывается вновь и летит в воду. Фыркает, снова взбирается на него. Упорно и стиснув зубы.

"Он такой упорный..." - Сасори улыбается. - "Но он уже промок до нитки. Третий час на исходе..."
- Дейдара. Достаточно.
- Нет! Последний раз! - непокорный ребёнок вновь карабкается на ненавистную деревяшку. - Я сделаю это! Да!
Сасори вздыхает и посылает одну из своих марионеток, чтобы та вернула мальчишку на "родину". Изящная девушка лаской проскользнула по водной глади. Она была создана специально для Дейдары. Сильная, красивая, огнеупорная и заботливая. Её изящные черты не пугали ребёнка. Хотя его ничего не пугало. Сначала Дейдара просил себе в няньки Третьего Казекаге, но Сасори отказал, говоря, что тот ему самому нужен. Кайо отлично подходила и не вызывала подозрений у прохожих.
- Нет! Нет! Нет!!! - визжал ребёнок, подпрыгивая на бруске и чудом сохраняя равновесие. Сасори поиграл с ним ещё немного и Кайо ловко схватила Дея за пятку. Она предстала перед кукловодом. Отобрав у неё мокрое и недовольное сокровище, Сасори укутал его в полотенце.
- Я не простоял и десяти минут. - Надул губки Дейдара, угрюмо смотря в одну точку.
Кукловод бережно вытирал ребёнка. Марионеткам он ничего такого не доверял. За неделю Сасори умудрился растерять весь лед и холод, что он создавал годами. Дейдара даже спал с ним в одной кровати. Марионеточник объяснял это тем, что вокруг слишком много врагов. А при наличии Орочимару, ещё и извращенцев.
- Ты проторчал там три часа. - ласково напоминает Сасори, усаживая Дейдару на колени. - Ты весь вымок.
- Данна! Хмм! - маленький подрывник начал брыкаться. -Я серьёзно!
- Иди сюда! - кукловод прижал его хрупкое холодное тельце к своему. - Завтра получится!
- Но... - Дейдара грустно опустил глаза. В них промелькнула...надежда?
- Что, Дейдара? Ты же знаешь. Я не люблю долго ждать! Не испытывай моё терпение!
Но мальчик молчал как партизан на допросе. Лишь смущенно покраснел.
- Ау? Кажется, я знаю, чего ты хочешь, Дейдара. - кукловод обаятельно улыбнулся. - Думаю, ты заслужил сегодня.
- Нет! Я... - малыш густо покраснел, когда изящный пальцы марионеточного гения коснулись его подбородка и приоткрыли ротик.
"Главное ничего не испытывать!" - подумал Сасори целуя пухлые губки. Но он испытывал. Испытывал сильнейшее желание. И слабость, перед изящным мальчиком. Он уже любил его. Не отеческой любовью, потому что детей не целуют жадно в губы, проникая языком в маленький ротик. Это стало своего рода наградой за работы и старание. Дейдара не знал, как выражать свою привязанность, а Сасори сам, страшась своих действий, не мог ему отказать.
- Мой мальчик... - шептал Сасори, кусая желанные губки в порыве страсти.
- Данна... - Дейдара обвил его шею маленькими ручками, нежно постанывая от наслаждения.
Сасори вздрагивает. Нет. Нельзя. Тяжело дыша, отстраняется. Ловит на себе взгляды отвращения. Ещё бы. Целовать девятилетнего ребёнка, да ещё с такой похотью в глазах.
- Данна... ещё... пожалуйста... - голубые глаза смотрят с мольбой. Конечно, ему понравилась игра. Он хочет продолжить. Сасори нервно сглотнул. Склоняет соблазнительное создание. Целует, не в вожделенные губки, нет. Слишком велик соблазн. В шелковую шейку, оставляя легкое красное пятнышко. Сладкий стон...
- Нет! Достаточно! - Сасори понимает, что ещё немного и Дейдара окончательно сведёт его с ума своей девственной красотой. - Пойдём в гостиницу! Тебе пора есть.
Смущённо вскакивает и, подняв Дея за шиворот, быстро направляется по дороге. Пироман прибалдело улыбаясь, предовольный поплёлся следом. На этот раз он чётко ощутил, что сегодня Сасори едва удержался на грани.
Вернувшись в номер, Сасори первым делом расчесал Дейдаре золотистые волосы. Мальчишка удобно устроился в ногах у кукловода и блаженно откинул голову.\

5.

Раз за разом расческа проходилась по нежному шелку волос. От яркого полуденного солнца пряди казались расплавленным белым золотом и мерно протекали между пальцами кукловода. Cасори оставалось лишь удивляться этому чуду природы.
Мальчик от скуки вертел головой и разглядывал гостиный номер, в котором они жили. В представлении ребёнка ничего особенного: Просторная светлая комната, брызжущий в занавешенные белыми лёгкими занавесками окна свет, на полу деревянные доски, небольшой низкий столик для чаепития, на котором в стеклянной вазочке стоит небольшой синий цветок, что нашёл Дейдара, когда гулял по соседнему леску на краю деревни. Все футоны убраны и крайне чисто. Убираться за собой вынуждает Сасори.
Юный подрывник поднял глаза на Мастера. Солнце играло в его темных бездонных глазах. Когда он смотрел на Дея, то так происходило, что открывалась на дне зрачков непонятная бездонная бездна. Она пугала...и манила. Но всё же она в сто раз было лучше. Потому, что мёртвые глаза марионетки ничего не отражают и всегда молчат.
Мальчик внимательно разглядывал его, понимая, что в этом человеке каким-то образом сочетаются хрупкая изящная красота и чёткий беспощадный разум. Но чем его подкрепляли? От куда уверенность? Что за чёрной бездной, и почему Мастер так чутко скрывает это?
- Почему ты так смотришь на меня? - Сасори щёлкнул мальчишку по носу. - Сядь ровно!
Дейдара растерянно моргнул и заметил на щеке у марионеточника тонкую длинную рассечку.
" А это ещё что? " - задался вопросом мальчик, приподнимаясь к лицу Мастера. Оперевшись тонкими ладошками о его дрогнувшие плечи он внимательно уставился на ранку. - " От чего она? Кровь...Кажется, Орочимару говорил, что у него нет крови...Тогда почему? Откуда это? *
Сасори сглотнул. Он понял, какую глупость совершил. Если сейчас зайдёт Орочимару, то весь план Хокаге по Коноху. Но ему так не хотелось представлять Дейдаре своё кукольное тело. Вернее это не совсем так. Хирука и точнейшая копия его самого лишь марионетки, которые он с успехом выдавал за Акатсуно, но Сасори. Только лишь маленькому Дейдаре было дозволено видеть настоящее живое тело кукловода. Это тонкое и пока, что невинное существо вызывало странное доверие. Нечто подобное Сасори питал к своим марионеткам. К произведениям боевого искусства.
Тем временем большие голубые глаза внимательно разглядывали его лицо на расстоянии миллиметра. В них блуждали заблудившиеся лучики солнца. Сасори невольно застыл очарованный ангельским личиком.
- Хм...- изрёк малыш и мимолётным движением слизнул маленькую рубиновую каплю с его лица. - Тёплая!
- Нани? - Акасуно удивлённо дёрнулся.
- Она тёплая! Живая! - шокировано расширил глаза Дейдара. - Как моя! Раньше не такая была! Холодная...
Словно что бы удостовериться в своей теории мальчишка осторожно прильнул своей щечкой к лицу Сасори. Марионеточник мгновенно ощутил нежную тёплую кожу, скользнувшую по скуле и стыдливо покраснел.
Внезапно послышались шаги за дверью и знакомый хриплый голос позвал:
-Сасори!
Сердце упало. Кукловод быстро вскочил, но бежать было некуда. Сейчас Орочимару войдёт и откроет его тайну. И тогда...всё. Зрачки остановились на Дейдаре. Ребёнок почему-то выглядел напряженне, чем сам Сасори. Возможно, он видит его последний раз...
- Сасо...
- Катцу!!!

* * *

Отплёвываясь от дыма и стряхивая с плаща штукатурку Орочимару разъяренно уставился на маленького блондина:
- Ты!!!
- Ой. -Дейдара поспешно спрятлся за копию Сасори.
- Сасори! Какого чёрта этот молокосос тут вытворяет?!!! - прохрипел Орочимару.
- Гоменосай, я... - начал, было, ребёнок.
- Тебе-то что? - прохрипела марионетка. - Что такой, Орочимару? Что ты за шиноби, если тебя может засыпать штукатуркой какой-то мальчишка? Может, ты мне больше не нужен?
- ... - змеиный санин растерянно уставился на кукловода, он ещё не видел его в такой ярости.
- А ты... - Сасори повернулся к испуганному мальчику. - Сколько раз говорил не играть с глиной в помещении! Кто за это будет платить???
- А...э... - ребёнок попятился.
- Похоже, я тут лишний...тебе и так крышка, крысёныш! - с гаденькой ухмылочкой Орочи вышел вон.
Сасори чувствовал как сильно и глухо бьётся его сердце. Ещё намного...ещё мгновение... Он лежал под кроватью, под которую успел шмыгнуть, когда мальчишка подорвал пространство, около себя скрывая подмену на марионетку. Всё произошло так быстро, не сговариваясь, они поняли друг друга. Марионетка опустилась перед мальчишкой на колени, так как кукловод больше не мог держать её нитями. Дейдара подбежал к кровати и беспокойно заглянул по неё:
- Данна? Вы в порядке? Я испугался, когда вы...
- Что с твоей рукой??? - кукловод уставился на капающею с плеча кровь ребёнка.
- А?...это...Просто задело взрывом. - в голубых глазах стояли слёзы от боли, но Дейдара держался, не позволяя им пролиться. - Сасори-но-Данна! Я понял! Я теперь понял! Я никому не скажу, что вы настоящий! Правда, правда! - взволнованно воскликнул ребёнок.
Сасори замолчал, смотря на его запачканное пылью личико, на прозрачные бисеринки слёз, в чистые глаза сияющие голубизной и свободой...
- Глупый мальчишка! - марионеточник схватил его за руку и притянул к себе на кровать.
Крепко прижал хныкающее существо и погладил по голове:
- Глупый ребёнок...я же так...так тебя...

6.

С утра бились склянки и дребезжали по полу осколками. Орочимару с видом пофигиста сидел на полу и смотрел на разъяренного кукловода. - Вылезай! - прохрипел Сасори. - Не вылезу! - пискнул Дейдара из-под кровати.
- Вылезай по хорошему! - кукловод выходил из-себя.
- Это было по хорошему??? - взвизгнул Дей. - Вы разнесли пол гостиной!!! Да!
- Не перечь мне, мальчишка! - марионеточная разнес кулаком уцелевший чудом стол. Он не терпел неподчинения.
- А из-за чего весь бедлам то? - хихикнул Орочимару.
- Этот крысеныш...этот мелкий блохастик...он... - хрипел Сасори.
- Искусство это мгновения!!! - взвизгнул ребенок.
- Заткнись!!! - кукловод пнул кровать так, что та подскочила. - Вот видишь???
- Что именно? Орешь на ребенка из-за какой-то фигни и бесишься. - внезапно приняв сторону мальчика сказал Орочимару.
- И ты туда же???
- А почему нет? Что ты так завелся из-за ерунды?
- Змея подколодная! Пшел вон! - следующий пинок был адресован уже непосредственно Орочимару и если Дейдару жалели и просто вымещали все а мебели, то змею досталось по полной. - А ты... - Сасори вернулся к мальчишке. - Заруби себе на носу! Искусство это вечная непоколебимая красота, которая пройдет века и не померкнет!
- Что за бред?...
- Ты нарываешься???
- Искусство- это мгновения! Да! Фееричная форма, как свет пламени в кромешной тьме, как первый в жизни рассвет! - едва не рыдая от страха вопил Дейдара. - Вспыхнуть на веки и исчезнуть! Вот истинное искусство! Ааа!!!
- Ты!!! - Сасори наконец удалось сцапать непослушного ребенка за шкирку. - Да я из тебя марионетку сдела... - тут он осекся. Ибо на него смотрели полные ужаса детские глазки. Все тельце сжалось и мелко дрожало как у нашкодившего котенка.
Сменив гнев на милость Сасори утих. К тому времени они уже остались одни. Притянув к себе дрожащее существо он заключил его в объятия.
- Ну...прости...я тебя напугал, да? - виновато спросил Сасори со стыдом ощущая как Дейдара тихо всхлипывает и пугливо прижимается к нему.
В номер вошла перепуганная в усмерть постоялица. Ее глаза нашарили маленького Дейдару и взгляд с явной злобой кольнул его, видимо установив виновника.
- Простите, господин...мы предупреждали вас! Это ребенок! Он!....
- Заткнись! - холодно бросил кукловод, чувствуя как мальчишка еще больше испугался и прижался к нему. - Это не твое дело. Еще раз вякнешь и твои кишки... - кукловод ухмыльнулся. - Впрочем, не при ребенке. Пошла вон!
Испуганная женщина моментально испарилась.
- Данна... - Дейдара робко поднял мордочку и встретился глазами с Сасори.
- Знаешь...мне уже надоела эта деревня. Я думаю, что скоро мы от сюда уйдем...
- Нет! Вы...вы бросаете меня?... - сапфировые грани заблестели слезами.
- Хах...Дейдара. Разве ты не расслышал? Я сказал: МЫ уходим. Значит и ты тоже! - Сасори обхватил нежное личико ладонями жадно ловя эмоции на нем.
- И я?...- Дейдара растерянно прикоснулся маленькими лапками к его рукам.
- Готов уйти со мной? Назад дороги не будет... - затаив дыхание серьезно спросил кукловод.
- Я точно сюда больше не вернусь? - спросил мальчик.
Сасори кивну.
- Тогда да!!! Да! Я пойду с вами куда угодно!!! Только возьмите меня с собой! -хватая удивленного Сасори за руки воскликнул Дейдара. - Пожалуйста!
- Ох...Дейдара...Какой же ты еще ребенок... - вздохнул марионеточник и не выдержав искушения впился в благодарные губки, лаская каждый миллиметр нежного язычка.
Дейдара обхватил его миниатюрными ручками за плечи, привстал, послушно подаваясь вперед. Ладошки скользнули в рыжие волосы и Сасори не вольно закрыл глаза от приятных щекочущих ощущений. От Дейя шел тонкий приятный запах чистого тела, да и губки прильнувшие к нему в поцелуи отдавали дурманящей сладостью. Сасори завалился на спину обхватывая ладонями хрупкую спинку ребенка. Какое-то странное ликующее чувство захватило его. Теперь это нежное существо...всецело принадлежит только ему. И он уже не отдаст...венец своей коллекции.

7.

В густом заросшем лесу было тихо. Однако чувствовалось постоянная бурлящая жизнь. Птицы громко и
звонко чирикали, ветер возился в кронах высоких деревьев, а не по далека
слышался странный грохочущий звук. Дейдара тихо на цыпочках прокрался сквозь
густые веющие прохладой заросли и осторожно раздвинул листья. Его большим
глазам открылся грохочущий высокий водопад. Вода тоннами срывалась со скалистого
утёса и разбивалась об обширный резервуар. Брызги образовывали чудёсную радугу.
Здесь, у воды было намного холодно и пахло свежестью, мхом и ещё почему-то
какими-то водорослями. В бедной и не блещущей живописными пейзажами стране
Камня мальчик не мог видеть таких черт природы. Разве что Горные вершины с
холодным льдом, гордо сверкающим на солнце. Парнишка взглянул в низ и
попятился. Он находился на крутом обрыве и в любую секунду мог сорваться. Можно
было, конечно слепить птицу и спланировать на ней, но маленький подрывник не
был уверен в успехе. Эта техника пока не очень получалось, а грохнуться с такой
высоты явно не входило в его планы. Дейдара с любопытством смотрел вниз. Риск
велик...Но желание стремительно пронестись под радугой чертовски искушало. Мальчик задумчиво слепил своё миниатюрное
творение.
- Пан или пропал...да!
Увеличив фигурку с
помощью чакры Дейдара соскользнул вниз...
Птица неуклюже
взмахнула крыльями, неровно набирая скорость. Мальчик вцепился в неё со всей
силой, чувствуя? как в ушах бешено взвыл ветер. Едва выровняв полёт, птицу тут
же занесло куда-то вбок. Имитированный ястреб задел крылом воду, однако почему
то не свалился. Пара широких взмахов заставило его взмыть вверх. Там творение молодого
подрывника внезапно перевернулось и с бешеной скоростью полетело вниз. С
перепугу Дейдара поднял такой визг! Что любая вшивая сирена уйдёт на пенсию, с
чистой совестью под ручку. Размахивая крыльями, ястреб кувыркнулся, сделав
неповторимый вираж под загадочным названием "Буквой Зю" и пронырнув
под радугой, врезался в гладь воды, не долетая до обрывистых камней пары метров
и гордо, как Титаник, пошёл ко дну.
Барахтаясь и
отплёвываясь от пресной воды Дейдара выбрался на берег:
- Ноги моей... на этой... больше не будет... - распахнув
глаза и глотая воздух, буркнул мальчик и, пошатываясь, направился обратно.


* * *


Рыжий кукловод
нервно сглотнул и попытался отдышаться, разглядывая то месиво, что они с
Орочимару только что устроили.
- Ну и бойня... Хорошо, что Дейдара умотал и не видел... кстати,
где он? Ему пора бы уже вернуться... - задумчиво буркнул Сасори, проводя пальцами
по рукаяде катаны. Кожа мгновенно испачкалась в липкой крови Орочимару.
Марионеточник поморщился: - Дрянь какая...мало того, что не дохнет, так теперь
ещё и оружие отмывать придётся...я так и не убил этого ползучего гада. И когда
же он успел смыться?
На минуту Сасори задумался,
починяя марионетку.
- Ясно. Тогда... та техника. Теперь я понимаю. Но видимо он
уже далеко...искать его нет смысла... да? - последнее обращение было к Третьему
Кадзекаге, сильнейшей марионетке Сасори.
Внезапно кусты
зашевелились и от туда вывалился мокрый и перепачканный Дейдара. Первой мыслью
у кукловода было вытереть его чем-нибудь. Но сам он выглядел ничуть не лучше. А
пачкать ребёнка кровью не хотелось. Посмотрев на его милую перепачканную
мордочку Сасори самодовольно усмехнулся и, взяв тряпочку, стал оттирать катану
от крови. Осторожно и быстро, что бы не порезаться об отравленное лезвие:
- Где ты был Дейдара?
- Сасори-но-Данна!!! Что тут было??? - испуганно озираясь,
спросил мальчик.
- Мамай прошёл. - Ухмыльнулся Кукловод.
- Кто?!
- Не важно... где ты так извозился? Я же кажется, сказал
тебе, что бы ты не влипал в неприятности!
- А я и не влипал... - убирая виноватые глаза, ответил
Дейдара и тут же ухмыльнулся. - А где этот?
Сасори лишь
вздохнул. Дейдара отказывался оказывать уважение даже явно важным людям,
имевшим серьёзные связи в преступном мире. Вот и великий змеиный сёнин не стал
исключением. Как Орочимару не старался, но для маленького Дея он навсегда
останется несносным извращенцем, помешанным на змеях.
- Этот, как ты его обозвал, уже не вернётся...
- Ура!!!... Эмм... то есть... какая жалость... - делая
скорбную мордочку, произнёс Дейка.
- ... - Сасори попытался вернуть глаза в свои орбиты. -
Хм...да уж...пошли?
Кукловод протянул
ему руку, забывая, что та перепачкана в крови. Не смотря не на что, мальчик с
радостью ухватился за ладонь мастера.
- Мда...мы с тобой не ахти как выглядим. - усмехнулся
Сасори. - Думаю стоит привести себя в порядок и идти дальше по течению реки. До
города ещё далековато. Так что есть смысл расслабиться.
- Хай! - радостно отозвался чибик и потащил своего господина
вперёд. - Сасори-данна! Я нашёл тут водопад! Там можно купаться! Правда, вода
там холодная...
- Я смотрю, ты испытал на личном опыте. - Сасори нахмурился
и присел перед ним на корточки. - Ты весь дрожишь...
Дейдара виновато
опустил головку, от чего светлые кудри закрыли прелестное личико. Поддавшись порыву,
кукловод убрал пряди, пачкая малыша в яркой крови Орочимару. Посмотрев на
смущённое личико, обрамленное кровавыми следами, Сасори невольно вздрогнул. Это
смотрелось довольно жутко...и невероятно красиво. Нечто гипнотическое и
безумное в этом сочетании солнечного существа и грязной порочности. Не раздумывая
не секунды, Сасори быстро прильнул к ребёнку, пачкая пухлые губки. Ребёнок
вздрогнул, ощущая какой-то солёный привкус, и невольно зажмурился. Ощутив едва
заметную дрожь своего питомца, Сасори взял его на руки:
- Ну и где там твой водопад?

8.

Через плотные занавески пробивался полуденный свет, освещая комнату плотным сгустком отсвета. Мальчик слабо заворочался и тяжело вздохнув, попытался встать. В голову тут же ударил тяжёлый свинец растекаясь по вискам и погружая глаза во тьму.
- Ксо...
Ребёнок слабо застонал и выбрался из-под одеяла, пытаясь хотя бы сползти с кровати. Из-под плотной ткани сначала показалась светлая голова, и золотистые волосы, мгновенно накрывшие острые плечи. Томительное мгновение и мальчик глухо шмякнулся на гладкие доски пола, пробираясь к занавесу, к солнцу, к свету. Силы окончательно покинули его и он замер в метре от окна.
- Ненавижу темноту... - шептали пересохшие от изнеможения губы.
В комнату ворвались быстрые уверенные шаги и послышался звук раздвигающихся штор. Яркий желанный свет принял мальчишку в свои объятия, ласково нежась о его кожу, будто впитываясь в неё.
- Дрянной непослушный мальчишка! - злился человек чью тонкую фигуру обтекали лучи, заставляя светится рыжие волосы. От чего над его головой образовался янтарный ореол и он казался рассерженным небесным посланником. - Дейдара, ты меня слышишь?Я с тобой разговариваю, бака!
Дейдара восхищённо впитывал усталыми глазами яркий полуденный свет. Он любил солнце и небо такой же искренней и сумасшедшей любовью как и своё искусство. Голубые глаза с интересом скользнули по кукловоду. Сасори стоял заспанный и возмущённый в каком-то длинном халате из лёгкой шёлковой ткани. Вод изумительными карими глазами легли фиолетовые тени, ведь он проводил бесчисленные ночи выхаживая маленького блондина.
Дейдара стал одним из немногих, кому Сасори позволял лицезреть свой истинный живой облик, а не смазливых марионеток. Мальчик был по уши влюблён в своего мастера. Взрослый умелый мужчина с холодными печальными глазами вызывал в нём искреннее уважение. У Акасуны были прекрасные марионетки, но ни одна не могла сравниться с самим кукловодом. Для Дея он являлся непривзайдённым.
И хотя блондин никогда не говорил этого в слух, Сасори это великолепно знал, и это льстило ему. Однако, не обращая внимание на вышесказанное, юный подрывник вспыхивал каждый раз, когда тема затрагивало истинное искусство, даже если порой ему вылетало это боком.
Но настойчивость, молодость и бесстрашие, не позволяло ценителю вечного искусства причинить мальчику вред. Он являлся полной противоположностью его самого и это манило, завораживало...
Перед Акасуной распласталось худое истерзанное болезнью тело ребёнка, светящиеся голубые глаза и полоумная улыбка.
" Бедный ребёнок...от температуры у него уже совсем рассудок помутнел." - заключил Акасуна бережно поднимая Дейдару на руки и укладывая на мягкую кровать.
У блондина была редкостная нежная кожа, которая сейчас просто пылала в руках Мастера. Опустившись вместе с Дейдарой на кровать кукловод вовсе не спешил выпускать его из своих рук. Опьянённый светом и теплом подрывник некоторое время не двигался, бессознательно находясь на руках своего Даны, словно послушная марионетка.
- Данна?... - наконец очнулся мальчик.
- Что?...Опять Данна? Хм...Это довольно приятно. Повтори ка ещё разок. - властно приказал Акасуно запуская ладони в волосы и приподнимая уставшую мордашку за подбородок.
- Я не понимаю...что вы от меня хотите, господин?...
Сасори не выдержал и соблазнился на побелевшие приоткрытые губки.
- Ммм! - тихо и безвольно мычал Дейдара охваченный долгим мерным поцелуем.
Он ощущал как Сасори наслаждался им, как дорогим и ценным вином. Медленно пил по капле, вкущая сладость мягких губ, до самого дна. Несколько непроизвольных стонов лишний раз потешили самолюбие кукловода. Дейдара имел неосторожность слабо положить ладошку на грудь Сасори и невесомо скользнуть по чувствительной коже, взбудоражив Мастер ещё больше.
Акасуна потянул за светлые волосы, разрывая контакт,и довольно всмотрелся в мутные глаза и воспалённые от поцелуя губы.
- У тебя высока температура. Завтра ты даже не вспомнишь об этом. - мужчина позволил Дею упасть на подушки. - Ты вытрепал мне все нервы этой болезнью! Я нуждаюсь в маленькой моральной компенсации...а сейчас тебя так легка заполучить. Ты как дорогой и редкий алмаз без огранки, лежишь без чуткого присмотра и сам просишься ко мне в руки. - он склонился к аккуратному ушку мальчика и прошипел в него, покусывая мочку через слово: - Я не извращенец, но тебя бы отымел, только потому, что ты так молод и чертовски соблазнителен!-
- Данна? Что вы такое говорите?
- О...в тебе ещё сохранились остатки разума? - усмехнулся кукловод. - Напомни мне, ввести тебе что-нибудь, что бы ты забыл об этом. - заметив в глазах мальчика страх он хмыкнул и погладил его по животику. - Не волнуйся...Если будешь держать свой очаровательный язычок за зубами и периодически будешь давать мне играть с ним, то я не стану тебя трогать...ну по крайней мере убивать не стану!
- Разбежались! - внезапно обнаглел мальчик.
Сасори с интересом посмотрел на непокорного мальчика и рывком схватил за волосы. Тот вскрикнул от неожиданной грубости и ощутил яростные губы на своей шей. Они долго терзали нежную кожу у ушка, вырывая жалобные стоны и робкую дрожь.
- Это моё наказание! - высокомерно заявил Сасори, разглядывая алые пятна с фиолетовым отливом. На светлой бархатистой коже они шикарно выглядели. - Пусть все знаю чья ты собственность!
Дейдара часто дышал и едва соображая от температуры и раздразнённого делания. Совсем непонятного маленькому Дею.
- Зачем? Данна? Зачем?... - голубые глаза не плачат, но переполненные непониманием.
- Нет...Ни за чем...Забудь, что я сказал. - Сасори вздрогнул завороженно тая под этими глазами и забывая внезапную волну гнева
Изящные ладони как и прежде ласково ерошили светлые волосы.
- Прости, но я...
"Так беспокоюсь за тебя. Всё это время...я места себе найти не мог. Не мог смотреть не безжизненное фарфоровое серое личико.Всё ночи я проводил у твоей постели, не сводя с тебя глаз. Молился всем богам, включая хидановского Джасина! Я так боюсь потерять тебя. От одной мысли всё сжимается внутри и жалобно воет. Ты мне нужен, маленький непослушный подрывник. Пока ты есть, пока ты жив, моя жизнь наполненная этим легким непонятным смыслом. Мне просто хочется возиться с тобой, дразнить, ругать, за постоянные проделки, целовать в смущённую мордочку...вечно." - думал Сасори жалобно смотря в небесные глаза.
- Сасори-но-Данна! - внезапно мальчик поймал его руку и прижал к себе.
- Что?
- Не уходите...

9.

Сезон цветущей сакуры давно прошёл и уступил яростной летней июльской жаре. Солнце словно пыталось заслонить всё небесное пространство океаном горячего света. Его было такое бешеное количество, что выйдя из прохладной комнаты, можно ощутить всю его неукротимую живую мощь.
Однако никакая жара не могла остановить ребёнка, в жилах которого бурлила накопившаяся за недели энергия. Дейдара уже восстановился после лихорадки и теперь носился по комнатам за какой-то шустрой и облезлой кошкой, притащенной им же с помойки.
Сасори был слишком занят делами в организации и только обрадовался тому, что ребёнок сам нашёл себе занятие. Этот дом ему пришлось снять в связи с длительной задержкой в этом городе, и теперь он мог не беспокоиться за мальчика. Тот вёл себя довольно примерно и не вызывал проблем. Акасуна целыми днями пропадал в кабинете изучая архивные свитки, предоставляя малышу полную свободу действий.
Закопавшись в бумагах, Сасори вдруг понял, что наступила тишина. Не было слышно топанья босых ножек по террасе и весёлого гиканья. Заподозрив неладное Мастер неспеша вышел на улицу и застал своё чадо за интересным занятием.
Дейдара на четвереньках и кошка сидели рядом и с любопытством заглядывали в прудик, что находился во дворе. Личико мальчика выражало крайнее любопытство и радость. Голубые глаза расширились и сверкали, отражая гладь воды. От затаившегося дыхания розовые губки приоткрылись в удивлении. Рядом сидел облезлый кошак вытянув куцую шею и выпучив жёлтые глаза. От его худобы они казались жутко большими, точно перископы. Оба были так поглощены своим занятием, что решительно ничего не замечали.
Сасори тихонько подкрался и заглянул мальчику за плечо. На тёмном дне в прохладном пласте воды беспокойным роем копошились мелкие серебристые мальки. Детское любопытство там умиляло. Даже в палящий зной детям есть чем заняться.
Мальчик сидел на краюшке террасы вытянув стройную шейку. На нём было лёгкое короткое кимоно, и хотя дорогая ткань радовала глаза, по непонятной причине Акасуну оно только раздражало. Уже порядком подросшие светлые волосы были заботливо перетянуты шёлковой белой лентой и переброшены за плечо.
Соблазнившись на нежную тонкую шейку Мастер нагнулся и тут же легонько толкнул мальчишку. С удивлённым вскриком Дейдара шмякнулся в прохладную воду. Обрызганный и оскорбленный кот взбешённо зашипел и вцепился в ногу. Саcори проигнорировал это и лишь на мгновение задержал свой пронзительный взгляд на надоедливом животном. Кот не стал связывать. Он понял с кем имеет дело.
- Господин! – обиженный тон и злобно заблестевшие глазки.
- Каваи… - обмахиваясь изящным веером произнёс Сасори, разглядывая мальчика. С затаённым дыханием наблюдая, как по стройному тельцу стекают бисеринки воды. Как они путаются в волосах и теряются, попадая на сладкие пухлые губки. Акасуна невольно облизнулся уже не раз искушенный ими.
- Что это ещё за «каваи»?! Ммм! Какого чёрта вы меня спихнули?! – Дейдара, словно тот расфуфыренный кот, шипел и фыркал.
Ради интереса Сасори и его одарил своим коронным взглядом. Никакого эффекта. Взгляд, от которого жертвы замирали в ожидании смерти совершенно не действовал на десятилетнего ребёнка. Нет ничего более чистого и жестокого, чем дети.
- Ты не боишься меня? – немного разочарованно спросил марионеточник и разлёгся на трассе, продолжая делать медленный движения веером.
- С чего бы это? – раздражённо выжимая волосы, фыркнул мальчик.
- Надо бы. Я всё таки тебе не папочка. – по-детски обиженно надулся Сасори.
- Какая разница. Буду я чего-то бояться или нет! То что должно всё равно произойдёт. Да! – гордо отвернул лицо мальчик.
- Ты так быстро охамел. – умилённо прищурился Сасори. – Как это замечательно!
- Нэ? Почему это? – удивлённо распахнулись пушистые реснички.
- Чем больше ты мне хамишь, глупышка... – Акасуна поднялся с пола и концом сложенного веера приподнял мальчика за подбородок. – …тем приятнее мне тебя потом наказывать.
- Да вы, господин, никак в хорошем настроении. – отвёл пронзительный взгляд Дейдара.
- Ну что за ребёнок. - невольно улыбнулся Мастер.
Обычно холодные карминовые глаза, внезапно потеплели, словно бархат лаская мальчика одним лишь взглядом. Что за странная прелесть изводить этого красивого ребёнка? Он и без того уже принадлежит Мастеру. Осознательно или нет, но он отдавал всего себя.
- Вечером мне надо будет уйти. – внезапно для себя произнёс Сасори.
- Опять? – жалобно, словно умоляя взять слова обратно спросил Дейдара.
- Да. Но если ты не хочешь оставаться один, можешь пойти со мной.
- Правда? – настороженно. – А куда вы идёте?
- Ну…это не очень хорошее место. Но там много женщин. Тебе их присутствие пойдёт на пользу. Так что думаю скучно тебе там не будет. – задумчиво разглаживая слипшиеся влажные пряди произнёс Акасуна.
- Я вполне самостоятелен! – взволнованно воскликнул Дейдара.
- Я знаю.
- Но тогда…
- Просто это сущий пустяк. Рутинная работа. Не хочу что бы на тебя… смотрели грязными глазами. – последнюю фразу Сасори произнёс особенно лениво почти физически наслаждаясь румянцем на нежных щёчках. – Ты слишком хорошенький для них.
- Не можете запугать, так решили смутить? – недовольно вырываясь пробормотал мальчик. – Ммм…
- Да ты видишь меня насквозь! – откровенно веселился Сасори, забирая ребёнка на руки и деликатно развязывая ему пояс кимоно.
- Что?!...Данна! Перестаньте!!! – верещал ребёнок, хихикая и прыская от смеха. – Мне щекотно!
Акасуна раздел его до короткий шорт и усадил на кровать:
- Мы пойдём вечером. Постарайся выспаться.
Между ног Мастера скользнул облезлый кот и урча прыгнул на колени к мальчику. Кинув на Сасори взгляд аля: «Смотри и завидуй!» он зевнув и лениво развалился на Дейдаре уткнув морду ему в грудь.
- Какой надоедливое животное. – надменно и ревниво произнёс Акасуна, любуясь худым мальчишеским телом.
- Не правда! Кабачо хороший! Да! – гладя кота по загривку заявил Дейдара.
- Кабачо? Ты назвал кота тыквой? (прим.: "kabacho" - это тыква по-японски) – Сасори заулыбался и присев рядом провёл по худому плечику. – Вы чем-то схожи. Такие же непокорные и сами по себе.
«Однако…Я заставлю тебя подчиняться мне. Ты станешь моим.» - тёмные глаза загорелись, фанатично прожигая спящего ребёнка взглядом.


10.

Ночь была прохладна и приятна. Легкий запоздалый ветерок ласково обдувал обгоревшую кожу. Городок словно ожил. По улицам бродили измождённые жарой люди. Они были веселы и рады долгожданной прохладе. По центральной улочке неспеша шёл
Акасуна. Рядом с ним, не держа за руку, как другие дети своих родителей, шёл маленький Дейдара. Хоть он и был милой крошкой в глазах прохожих. Взгляд голубых сияющих прекрасным светом убийства глаз, совсем не был детским. Дейдара с некоторым превосходством поглядывал на детей своего возраста. Привыкший добиваться уважения кровью, он не знал, как это, быть любимым. Но и зависти он не испытывал. Как можно завидовать тому, чего никогда не испытывал?
Хотя это было и не так. Постепенно, болезненно и изнурительно. Но привязанность к своему господину побеждала, становилась нечто большим. Врождённое недоверие боролось с возникшей связью, которую уже сложно разорвать.
Акасуно довольно поглядывал на своё чадо, любуясь игрой света на матовой коже. Так, не проронив не слова они в полном молчании добрели до района красных фонарей. Около их остановил внушительных размеров человек:
- С ребёнком нельзя! – рыкнул он на мальчика.
Дейдара испуганно сделал шаг назад, растерянно уткнувшись спиной в Мастера.
- Ты что-то тявкнул? – потемнёл Акасуна, бесконечно нежно сжимая подрагивающие плечики. – Смотри с кем разговариваешь, ублюдок. А иначе я тебя на вон том фонаре на собственных кишках вздёрну.
Ветер грозно и зловеще развивал огненный непослушные пряди. В великолепном алом кимоно, со слепой поглощающей яростью в тёмных глазах, Акасуна был как кровавая ночь. Единственным, редким, прекрасным, тяжелым и жарким. Оставляющим после себя единственно важное воспоминание. Дейдара с благоговением взирал на своего Бога. Не отводя трепещущих от восхищения глаз, он вдыхал приторный запах дерева и крови. Этот запах не был приятен, но Дейдара сходил с ума от этого металлического аромата, переполненного ядом.
- Эт-то.. вы... Приношу свои извинения, Акасуна-сама! – глазки охраны забегали от ужаса.
- На кой чётр мне твои извинения, отребье. Извинись перед мальчиком и может быть я сохраню тебе, твою ничтожную жизнь. Хотя признаться, совсем не хочется пачкать об тебя руки. – Сасори нравилась нервная дрожь человека, боявшегося за свою жизнь.
Но куда большое наслаждение он испытал, когда опустил глаза на прижавшегося к нему ребёнка. С каким обожанием смотрело на него само небо. Акасуна ощутил себя центром вселенной в этом полном любви взгляде. Нечто фанатичное, страшное, в невинных детских глазах, чем Мастер неосознанно упивался. Жадно, словно изголодавшийся вампир.
- Дейдара. – Сасори положил ладонь на тёплую кожу и провёл ею по линии личика.
Мутные глаза, смысл слов едва ли доходит до его разума. Сейчас он полностью поглощён своим божеством. Пылающие мягкие губы прижались к ледяной ладони. Взгляд Акасуны при этом напугал бедного ночного стража ещё сильнее. Большие красивые глаза расширились, маньячно и безумно поглощая каждую черту мальчика. Взгляд убийцы на желанную жертву.
- Дейдара. - повторил Сасори. Ответ его уже не интересовал. Просто от одного звука этого имени мысли мутнели.
- Мне всё равно… Делайте, что считаете нужным…да… - немного раздраженно ответил ему ребёнок, жадно покрывая тонкие руки жаркими поцелуями.
- Г-господин... – заикаясь напомнил о своём присутствии человек.
- Заткнись. – тихо и угрожающе произнёс Дейдара. – Или я убью тебя.
Детские глаза запылали холодным синим огнём, наполняя взгляд страшной красотой. Он не был испуган. Его не мог напугать простой человек. Поняв это Акасуна невольно ощутил нечто похожее на досаду и удовольствие одновременно. Мальчик так легко одурачил его испуганным молящим взглядом, заставил показать свою ярость.
- Маленький дьявол. – задумчиво произнёс Сасори и взяв мальчика за руку повёл за собой. – Ты сделал это специально.
- Простите, Данна. – виновато сжимая холодную как лёд ладонь шепнул Дейдара.
Он тихо улыбался. Ощущая как тяжёлая ткань кимоно господина касается кожи, как небрежно, но крепко держит он маленькую ладошку. Акасуна совсем не сжимал запястье ребёнка. Однако Дейдары был уверен, что попытайся он вырваться ничего бы не вышло. Эта нежная сила опьяняла и заставляла подчиняться.
Дверь в высокое здание открыл неприятный человек от которого несло лестью и ложью.
- Господин Акасуна! Ах-ах-ах… Господин Курасама ждёт вас наверху! Ах-ах-ах…вы ещё и с чудесным ребёночком. Наши девочки позаботятся о нём! – закудахтал сутенёр.
- Не углядишь за ним - умрёшь. – сухо бросил Акасуна и склонившись к Дейдаре нежно прикоснулся губами к порозовевшей щёчке, ощущая как загорелся мальчик от одного лишь прикосновения. – А ты, Дейдара, не провоцируй. Будь паинькой.
- Не за что.
Мастер лишь улыбнулся. Он прекрасно знал, что его приказ будет выполнен, как закон. Только он мог читать в небесных глазах безумную собачью преданность и покорность. Для остальных же там был лишь огонь ненависти.
Дейдару ввели в просторную светлую комнату. Мальчик невольно прищурился от блеска и понял что его уже окружили продажные девушки. Правда возгласы восхищения были не поддельными, как сотни их ночей и ласк.
- Э… Здравствуйте. Меня зовут Дейдара. – смутился мальчик, низко поклонившись. – Мой господин попросил меня побыть тут, ммм!
- Боже! Неужели такое милое существо уже пошло по рукам! – охнул кто-то.
- Нет!... Вы не так поняли!... – сконфуженно улыбнулся Дейдара и едва смог выбраться из объятий.
Но внезапно все притихли и расступились. Из толпы медленно вышла стройная высокая женщина. Полы атласного нежно-персиково кимоно скользили по доскам, колокольчик позвякивал в длинных серебристых волосах. Она была красива и холодна, как Ледяная Королева. Такая же невероятная как цветущая сакура зимой.
- Шизука… - зашептались вокруг.
- Какое прелестное создание. – стальные глаза застыли на мальчике. В них ярко сиял блеск металла. Тонкие нежные пальцы проскользили по лицу мальчика. – Ты так молод, а у тебя уже есть свой господин. Что за жестокий мир. Ты должен был быть свободным. Такому птенчику нужно небо, что бы стать огненной птицей. Золотая клетка убьет тебя. Как убивает и меня. Медленно, но верно.
- К чему вы это? – невольно застывая спросил Дейдара.
- Твои глаза…такие же как у меня давным давно. Ты напомнил мне. Разве я должна быть здесь?
Шизука и правда совсем не вписывалась в бордель. Гордая и ледяная Королева. От одного её присутствия менялось всё: обстановка, роли, мысли. что она делает здесь?
Внезапно дверь отворилось и вошёл невысокий юноша. Он вежливо поздоровался и стал озираться, в поисках ночной спутницы. Взгляд его остановился на хрупком мальчике с изумительными глазами.

11.

- Господин Акасуна, я очень признателен вам за ваше понимание и…
Слова долетали отрывками, едва ли донося смысл. Сасори смотрел на главу этого продажного местечка и не видел его. Несмотря на внешнее спокойствие, Мастер нервничал. Не стоило оставлять ребёнка одного. Всё-таки Дейдара был не простым мальчишкой. И его каприз мог обернуться дымящимся котлованом событий.
Словно фарфоровая кукла Сасори сидел в роскошной комнате заполненной дорогими вещами и редкими узорами. Здесь тоже были женщины в длинных атласных кимоно с яркими цветами. Их работа: обласкать личных посетителей, но к Акасуне они боялись подойти и жались по углам. Молчаливый Мастер внушал им ужас. Они знали, как опасны и не обычны преступники ранга S. Убийцы, не останавливающиеся не перед чем, ради своей цели. Всё это Сасори знал и лишь горько усмехался в душе, над их глупым страхом.
От этого Акасуна особо остро нуждался в мальчике, который обычно ложился к нему не колени и под тихую ласку внимательно слушал разговор. В любом случаи он всегда становился на сторону кукловода, и от одного осознания этого становилось приятно. Теперь, когда маленького Дейдары не было рядом оставалось досадное чувство незавершённости, что сильно раздражало Сасори.
- Я выполню вашу просьбу. Не забывайте о своей. – теряя терпение произнёс Мастер и давая понять, что разговор окончен, встал.
Чувствуя неладное кукловод быстро спустился по лестнице и направился к месту, где оставил Дейдару. В лицо ему пахнул запах ароматизированных сигарет. В светлой комнате его явно не было.
- Где мальчик?
Наверное, вид взбешённого рыжего демона был действительно ужасен. Все застыли, в ужасе пряча глаза. Одна Шизука не подала виду. Так же спокойно и холодно она ответила:
- Мальчика забрал молодой мужчина. Наверное, он думал, что ребёнок тоже входит в услуги. Ещё бы…такой нежный мальчик. Не удивлюсь, если он сводит с ума даже лиц своего пола. Красоте не ведомы рамки и границы. – длинный веер сделал взмах и скрыл лицо, оставляя лишь холодную сталь глаз Ледяной Королевы.
- Забрал? – вопрос был чисто риторический.
Любой, посмевший ответить на него не медленно бы обратился в пепел. Темная тяжёлая аура окутывала Акасуну. Нет, она шла из него, расползалась по комнате липким страхом, сковывая и выворачивая душу наизнанку. Тем сердце мастера и отличалось от остальных. Оно легко впадало в гнев прямой и жестокий, не утруждая себя какими-то иными низкими чувствами. Медленно пылало в своей разрушительной ярости, закаляясь словно сталь.
В полной тишине, Акасуна скрался за дверью, сопровождаемый лишь стуком гетто (гетто – японские тапочки на высокой деревянной платформе) о деревянные полы. Светлая июльская ночь запахла преддверием крови. Мастер тихо и безмолвно брёл по тёмным коридорам. Он даже не заглядывал в комнаты, след, оставленный Дейдарой, был настолько явственным для него, что светился словно фосфор.
Тонкое запястье неспеша отодвинул створку двери в сторону, с одной единственной целью.
Убить. Изничтожить. Утолить жажду крови.
В тесной комнате царил полумрак. Её освещала лишь тусклая лампадка. Первое что Сасори увидел это молодого ничем не примечательного паренька с пергаментом. Ему едва ли стукнуло двадцать. Он вздрогнул, почувствовав прожигающий взгляд и повернувшись, онемел от ужаса.
Сама смерть смотрела ему в глаза. Неизбежная и скорая. Темная бездна каштановых глаз, по-настоящему бездонная, хранила в себе нечто куда большее. Словно зеркала в потусторонний мир, чёрные и пустые. От завихрений чакры, огненные волосы угрожающе вздымались в такт ткани.
- Скажи что-нибудь на последок, ибо твоя жизнь оборвётся здесь и сейчас. – Доставая длинные тонкие иглы, пропитанные ядом, произнёс Акасуна.
Внезапно тихий нежный голосок окликнул его. Мастер обернулся и забыл, что хотел. Около дрожащей свечи полулежал абсолютно обнажённый Дейдара. Его гладкую чистую кожу обтекал яркий лунный свет, путаясь в прикрывавшим наготу белоснежным покрывале с ширококрылыми аистами. Холодной белое золото стекало по хрупким плечикам, а большие голубые глаза горели ярким синим светом. Мёртвые лучи ночного светила скользнули по влажным бледным губкам, уничтожая последние остатки разума. Тело мальчика было словно создано из голубого кристалла, свет проникал сквозь Дея, заставляя светиться изнутри призрачным мерцанием.
- Господин, вы уже вернулись? Ммм?
- Да… - находясь в некотором оцепенение прошептал Сасори.
- Я думал, вы задержитесь дольше. – немного смущённо ребёнок сдвинул колени, соединяя худые ножки.
- Дейдара. – прохрапел Акасуна. – Почему ты в таком виде?
При этих словах марионеточник яростно повернулся к притихшему в сторонке человеку. После увиденного он уже не хотел быстрой расправы. Прикоснуться к его бесценному сокровищу. Теперь смерть была далека. Мастеру хотелось, что бы ублюдок чувствовал боль, пил её по капле теряя рассудок. Растерзать, разорвать на куски, медленно и безжалостно.
- Постойте, господин Сасори! – мальчик поспешно вскочил закрывая собой его. – Не делайте это!
- Дейдара… Я надеюсь ты понимаешь…у тебя должна быть веская причина на это. Лучше отойди. – с трудом сдерживая гнев зашипел кукловод.
- Пожалуйста, Данна! Он не делал ничего постыдного, да! Он просто художник! Я согласился быть его натурой… взамен, он обещал отдать мне то что получится! – взволнованно воскликнул Дейдара. – Шизука-сама сказала, что он хороший художник!
- Художник? – только сейчас Акасуна заметил длинные кисти, палитру и вязкий запах красок.
Мгновение он вглядывался в мальчика жадно выпивая до капли его лунную красоту. Затем взяв себя в руки, спросил:
- Ты действительно этого хочешь?
Мальчик помедлив кивнул.
- Хорошо. На этот раз прощаю. – Акасуна перевёл глаза на перепуганного художника. – Тебе повезло. Тебя защитило само небо.
Дейдара невольно залился румянцем, отводя глаза в сторону. Мастер сделал к нему шаг и склонившись обжёг жарким дыханием упругое ушко. Тонкая ладонь чуть приподняла мальчика за подбородок, и властный поцелуй заставил его рывком вздохнуть и тихо соблазняющее простонать. Этот невнятный звук перевернул Сасори всю душу верх дном.
- Не забывай, кому ты принадлежишь. Ещё одна такая выходка и я тебе напомню, кто я . – прошептал в нежные губки марионеточник.
- Да, господин… - тихо и покорно, с океаном благоговения. Голубизну глаз заволок желанный туман.
Выпрямившись, он кинул ледяной взгляд на художника:
– А ты учти. Если портрет будет недостаточно хорош, то я убью тебя.
- Да, господин! – с величайшей готовностью. – Приношу свои извинения, что похитил ваше сокровище! Я готов понести наказание! Ради искусства!
- Как твоё имя? – с интересом посмотрел на него Акасуна.
- Исами!
- Хорошее имя. Работай. Не стану мешать. Я вернуть через час. – по тонким губам скользнула улыбка. Уже направляясь в комнату отдыха он задумчиво остановился и произнёс. – Исами – значит храбрость. Умереть ради искусства? – вспомнился атласный блеск нежных губ. – Достойная была бы смерть ради такого искусства как ты, Дейдара…
Смерть ради искусства. Незабвенного и достойного. Мастеру пришло в голову, что не смотря на их различие с маленьким подрывником они жутко похожи. Будто сделаны из одного и того же металла. Как монета. Обе её стороны смотрят в противоположные. Имеют разные рисунки и разное значение. Видят мир с разных сторон. Совершенно не похожи, они являют собой одно единое целое.

Просто две стороны одной монеты…

@темы: Яой, Дейдара, Сасори, Акацки

URL
Комментарии
2010-07-23 в 02:42 

Гэний
Хороший фанфик, интересный!) Но складывается впечатление, что он не закончен еще. Сексу!!!

концентрировал Контрастировал?))
Сильная, красивая, огнеупорная и заботливая.
Да!! Огнеупорная! :lol: :lol: :lol:

2011-06-18 в 16:55 

Kikimora o_O
– Мы с совестью заключили пакт о ненападении – Я ее не имею, она меня не грызет.
Великолепный фанф! Великолепны характеры персонажей! Великолепен стиль написания! Великолепен сюжет!.. Да что я могу сказать? Вы - потрясающий автор! Желаю Вам творческих успехов!:vo: :hlop:

2013-08-13 в 02:07 

Не могу не прокомментировать! Это настоящий шедевр, чудо! Это единственный яой, понравившийся мне из всех предыдущих. Мы замечательно творите, Автор. Вам нужно раскрывать свой талант, писать и писать! Плюйте на свои орфографические ошибки, главное - донесите свою истину. Больше сказать ничего не могу. Могу пожелать здоровья, счастья...=)

URL
2013-08-13 в 02:10 

То есть, Вы замечательно творите=)

URL
2014-02-14 в 02:35 

Хммм..прочитав вышевылежанное произведение, я не могу не прокоментировать.
ООС тут конечно зашкаливает. Но я Вас не обвиняю в этом. Наоборот- пишу похвалы, так как оно тут кстати. Ех и печально, что это R... вот была бы она NCшка, то я бы оставил дленнее отзыв. А так единственное, что врезается в память это то, как Вы описывали состояние Дейдары. Это несомненный плюс. Жалко я не знаю, как управляться на этом сайте. Может, тут даже лайкеры есть..?
Да ну и хер с ними. Просто скажу лайк, Кролик Тоби.:dark:

URL
2014-12-23 в 17:25 

xD Педофыилия,зашкаливает,впервые читаю такое произведение!И должна сказать оно произвело на меня огоромное впечетление,это великолепно!

URL
   

Дейдара-Ака-Феникс

главная